Хорошего вам Субастика!

Отправлено 23 сент. 2012 г., 11:10 пользователем knigi doma   [ обновлено 23 сент. 2012 г., 11:11, автор: Книги Дома ]
В 1973 году немецкий писатель Пауль Маар сочинил "Семь суббот на неделе", первую из долгой серии необычайно популярных книг о Субастике. Субастик — веселое существо, усыпанное синими веснушками, хулиган-рифмоплет. Терпеть его выходки бывает трудно, зато он умеет исполнять даже самые дурацкие желания. В Германии, да и вообще в Европе, Субастик стал предметом культа, а в России как-то проскочили: в конце 1980-х, когда Маара перевели, было не до детских книг. И вот долгожданное возвращение: книги Пауля Маара об очеловечившейся собаке господине Белло издаются в "Самокате", Субастики всей серией печатаются в "Амфоре", "Семь суббот на неделе" ставятся в мытищинском театре ФЭСТ, и даже сам автор приезжал в сентябре посмотреть на спектакль, при том что у него по всему миру этих спектаклей штук 100.

Все это хорошие новости для родителей, которых приводят в растерянность попытки новой детской литературы говорить с их детьми о темах, тревожащих Минздрав. Маар — это образцовая добрая детская литература. Истории о Субастике напоминают "Карлсона" (которого Маар, по собственному признанию, никогда не читал), но вывернутого наизнанку. Если Карлсон был о том, как мужчина в самом расцвете сил дружит с одиноким ребенком, то Субастик — это как бы про отношения отца-одиночки с гиперактивным сыном. Только там в первых книгах вообще никаких детей нет. Есть только тихий и славный господин Пепперминт, который боится квартирную хозяйку и складывает цифры в столбик в своей конторе. Неизменно шумный, хулиганящий, грызущий дверные ручки Субастик здесь — первый знак большой перемены: скоро в истории появятся и жена, а затем дети, и Субастик уже отойдет к ним по наследству, и все станет более похоже на привычные нам детские истории. Но не сразу. Не в первой книге. И даже не во второй.

Тут ни на секунду не прекращается прощупывание отношений между ребенком и взрослым. Субастик проказничает без конца, но умеет остановиться, если его вежливо попросить. Но вот Субастик, например, отправляется в школу. Тут же ссорится с учителем, который требует соблюдения бесчисленных правил. А потом находит себе другой класс, где хороший учитель дает вести уроки, с удовольствием проводит там урок стихосложения и, вернувшись домой, констатирует: школа — это ничего плохого, надо только выбирать себе учителей. Из книги в книгу ситуация повторяется: чем сильнее упорствуют взрослые, тем более невыносим Субастик. Ну как невыносим? Как нормальный ребенок — дразнится, слушаться не хочет и все кругом превращает в игру.

Взрослых, может, и надо слушаться, но не всех, и у Маара полно плохих взрослых: злая квартирная хозяйка, глупый учитель, заискивающий продавец. И Субастик знает это без подсказок: он ведь как-никак волшебное существо. Странный ребенок в водолазном костюме и с тягой к стихосложению. Воображаемый друг, о котором мечтают и дети, и взрослые.



Лиза Биргер о книгах Пауля Маара, "Коммерсантъ Weekend"

Comments