Сказанное мелком

Отправлено 10 авг. 2012 г., 11:39 пользователем site admin   [ обновлено 10 авг. 2012 г., 11:39, автор: Книги Дома ]
"Однажды вечером Гарольд подумал-подумал и решил прогуляться под луной". Мне немного жаль сглаженного в переводе "After thinking it over for some time". В нем есть задающая тон серьезность, так что понятно, что Гарольд, пусть и выглядит как реклама памперсов из винтажного газетного комикса, на самом деле — весьма основательный малыш. И, уходя на ночную прогулку, берет с собой единственную вещь, которая могла бы ему там пригодиться — фиолетовый мелок. Одного росчерка мелка достаточно, чтобы спастись из воды, нарисовав лодку, утолить голод, накрыв скатерть девятью разными пирогами, а чтобы было нескучно — разделить пироги с голодным лосем и голодным дикобразом.

Текст: Лиза Биргер,"Коммерсантъ-weekend"

Мелок и карапуз — как далеко они могут нас завести? Оказывается, довольно далеко. В 1955 году Гарольд впервые вышел прогуляться под луной, но вскоре его приключения продолжились. Со своим фиолетовым мелком он гулял в заколдованном саду (1956), стартовал на ракете на Луну раньше Нила Армстронга (1957), отправлялся на Северный полюс (1959) и внутрь нарисованной им же картины (1960). Он мог бы странствовать и дальше, но его создатель, иллюстратор Крокетт Джонсон, бросил иллюстрировать детские книги и стал рисовать геометрические картины-теоремы. Помимо "Гарольда" Крокетта Джонсона помнят за невероятно популярный комикс о мальчике Барнаби и его вечно сердитом воображаемом крестном, волшебнике с неизменной сигарой, и за иллюстрации к книгам его жены, выдающейся американской писательницы Рут Краусс. Джонсон профессионально играл в футбол и в 1955 году запатентовал матрас, регулирующийся в четырех позициях. Великий Морис Сендак называл знакомство с супругами Джонсон своим "крещением в мире детской книги". Но сам художник при этом более всего гордился упоминанием его картин в научной статье в "Британском математическом журнале" за 1974 год, и даже сам опубликовал парочку теорем.

Книжки-картинки обидно быстро стареют. Большинству из них через 50 лет найдется место только в библиофильской коллекции диковинок. "Гарольд" — одна из немногих книг, с которыми такой неприятности не случилось. Он и с нашлепкой юбилейного издания до сих пор торчит в списках бестселлеров детских книг, на HBO до сих пор крутится снятый по книге в 2002 году мультсериал с закадровой Шарон Стоун, и даже простенькое iPad приложение типа посмотреть, послушать, обрисовать рисунки пальчиком, нашло свое место в топе AppStore. Дело, конечно, и в лаконизме иллюстраций, где нарисовано ровно то, что сказано, и не больше. Но сколько свободы у автора в этом ограниченном пространстве! С какой легкостью история, кажется, придумывается сама, из моря в горы, и Гарольд рисует себе путь в движении, на ходу: тропинку, пока идется, лодку, пока не утонул, воздушный шар, пока падает с горы, домик с лужайкой, когда надоедает лететь на этом шаре невесть куда.

В "Гарольде" отражена важнейшая вещь про детские книги. Сказанное не имеет реальной силы, пока не станет нарисованным. Если взрослые верят в Слово, дети точно так же верят в Закорючку. Помните, "Бяку-Закаляку кусачую"? Вот и Гарольд так пугается нарисованного им дракона, что, пятясь от него, падает и чуть не тонет в нарисованном им же море. Все, что на картинке — случилось. А история уже не имеет такого значения, пока есть свобода и фантазия накалякать себе пункт А и пункт Б.

"Гарольд и фиолетовый мелок" Крокетт Джонсон, изд. "Розовый жираф", 2012





















































Comments