"Алёнушкины сказки"

Отправлено 19 нояб. 2012 г., 10:50 пользователем knigi doma   [ обновлено 29 мая 2014 г., 10:33, автор: Книги Дома ]

За окном ночь, уютно светит лампа, и всем детям давно пора спать, но Алёнушке всё не спится. Тогда её папа, который был самым настоящим писателем, решил сочинить сказку для своей малышки. И такие сказки получились хорошие, что Алёнушка заслушалась...

Ирина Козюлькина, BiblioГид

О Мамине-Сибиряке говорили много и многие. Кто с восхищением, кто с явным раздражением, а кто и с насмешкой. Этот человек давал повод для весьма разнообразных суждений.

Рослый, широкоплечий, с открытым лицом и «чу́дными, немного задумчивыми глазами», он выделялся в любой толпе. А его «непринуждённая грация молодого, дрессированного на свободе медведя» только усиливала общее впечатление какой-то завораживающей дикой силы. Характер Мамина был под стать внешности. Такой же необузданный, вспыльчивый. Его резкие суждения, его полновесные остроты, его суровые оценки нередко задевали людей, рождая недоброжелателей. Но чаще Дмитрию Наркисовичу прощалось то, что не простилось бы кому-то другому. Так велико было обаяние этого большого, сильного, но в чём-то очень незащищённого и трогательного человека.

Его доброта и мягкость открывались не сразу и не всем. Хотя даже псевдоним, накрепко сросшийся с фамилией, — «Мамин-Сибиряк» — звучал как-то тепло, по-домашнему.

Строго говоря, псевдоним этот был не совсем точен. Старый деревянный дом заводского священника, где родился будущий писатель, находился на самой границе Европы и Азии. «Водораздел Уральских гор» проходил всего в 14 верстах. Там, на Урале, прошли детские и юношеские годы Дмитрия Наркисовича. Об Урале, о его необыкновенной природе и людях написаны лучшие его книги.

А как же Сибирь? Она лежала дальше на восток. И не она была излюбленной темой писателя и главным содержанием его произведений. По справедливости ему следовало бы выбрать другой псевдоним. Например, Мамин-Уральский или Мамин-Уралец. Да только звучание было бы уже не то.

Урал — тело каменно, сердце пламенно. Он оставался с Маминым всегда. Даже когда тот переехал в Петербург и стал вполне столичным жителем, или отправлялся с дочерью отдыхать на какой-нибудь модный курорт, никакие тамошние красоты и чудеса не радовали его. Всё казалось тусклым, лишённым яркости и цвета.

Почему же, стремясь всем сердцем на Урал, он почти половину жизни провёл вдалеке от него. Причина была. Грустная причина. Дочка Алёнушка родилась слабенькой, болезненной девочкой. Ещё во младенчестве лишилась матери. И вся забота о ней легла на плечи отца. Последние годы жизни Мамин всецело посвятил дочери. Врачи запрещали Алёнушке дальние путешествия, и Дмитрий Наркисович должен был смириться с этим. Но отняв у отца Урал, Алёнушка подарила ему нечто другое.

И не только ему. «Алёнушкины сказки» (1894-96) трогательны, поэтичны, щемяще прекрасны. Они написаны с такой самозабвенной любовью и нежностью, что до сих пор заставляют смеяться и плакать юных читателей, ровесников маленькой Алёнушки. А сам Мамин-Сибиряк признался однажды: «Это моя любимая книга, её писала сама любовь, и поэтому она переживёт всё остальное».

По большому счёту так и случилось. Больше столетия прошло с момента появления сказок. И хотя до сих пор издаются «взрослые» романы и повести Мамина-Сибиряка, для большинства читателей он остаётся именно детским писателем, создателем дивных «Алёнушкиных сказок».

Подборка материалов, посвящённых творчеству Дмитрия Наркисовича Мамина-Сибиряка, приурочена к 160-летию со дня рождения писателя.