Весёлый счёт от нуля до бесконечности


Среди детей в наши дни с ч и т а л к а в большем почете, чем другие формы фольклора. Сведения детей в этой области достаточно обширны: серый заяц исправно бегает в лес за лыком, кукушка ведет детей мимо сетей, за каким-то интересом следует по наезженному маршруту машина, из почек распускаются цветочки и т. д.

Большинство известных детям считалок — книжного происхождения. И в детском исполнении они звучат как стихи, только веселые, “смешные”. Дети так и относятся к ним, как к веселым стихам, зачастую смешивая со скороговорками, кричалками, потешками. Главная особенность считалки—четкий ритм, возможность кричать раздельно все слова. Детям в возрасте 5—6 лет это доставляет особое удовольствие в связи с постоянным требованием взрослых “не шуметь”.

А вот играть в считалку дети (как и взрослые), за редким исключением, не умеют. Мало того, они не знают игровых считалок, требующих различных действий от ведущего и участников игры.

Самый распространенный вид народной считалки предназначен непосредственно для расчета играющих. Если нужно определить, кто водит при игре в прятки, в салочки, то считают так:

Тара-бара
Домой пора.

Коров доить —
Тебе водить.

Большая группа считалок указывает на тех, кто будет участником игры. Последний, оставшийся после расчета, водит.

К этому же виду считалок относятся такие, где нет прямого словесного указания на водящего или выход из расчета. Его заменяет последнее выразительное слово. В этой группе особо выделяются бессмысленные считалки, с абсурдным сюжетом и звуко- и словосочетанием:

Сива, ива.
Дуба, клен.
Шуга-юга.
Кон!

Первенчики
Другенчики,
Круги-други,
Вон!

Подобные же считалки существуют в детском фольклоре разных народов.

Вот как пересказал английскую считалку С. Маршак:

Интер, мици, тици, тул,
Ира, дира, дон.
Окер, покер, доминокер,
Шишел, вышел вон.

Следующая группа считалок — игровая — предназначена одновременно и для расчета и для игры. Именно эти считалки заканчиваются вопросами, заданиями, указаниями и прочими требованиями.

Дело в том, что считалки — это исстари придуманный для детей способ осуществления объективной справедливости. Как бы сама судьба, а не авторитет взрослого (или заводилы-ребенка) распоряжается распределением ролей. А коли это так, то выигрыш в игре со счастьем и удачей зависит от самого играющего. Ребенок в игре должен быть находчивым, сообразительным, памятливым, догадливым, ловким, добрым и даже благородным. Все эти качества в детском сознании, душе, характере развивает считалка.

Требования считалки разнообразны и редко повторяются. Например, в считалке “На золотом крыльце сидели...” нужно правильно ответить на вопрос:“Кто ты такой?”

К этому же типу относятся считалки с требованием назвать количество предметов:

Подогрела чайка чайник,
Пригласила восемь чаек:
— Приходите все на чай!
— Сколько чаек? Отвечай!

Чтобы выиграть, нужно точно запомнить, с кого начинался расчет, быстро отсчитать свое место в круге и выкрикнуть нужное слово или число. Тогда повторный расчет придется на тебя, а не на другого.
Есть считалки, где выигравший по расчету отдает свое право покинуть круг товарищу, а сам остается для новых испытаний:

Катилася торба
С высокого горба;
В этой торбе:
Хлеб, пшеница,
С кем хочешь,
С тем поделися.

Вот где воспитываются и воля, и благородство, и доброта! Еще считалки воспитывают честность, ибо в ритме игрального стишка заложена объективность расчета. Попробуйте проскандировать:

“Заяц белый,
Куда бегал?”—
“В лес дубовый...”—

затем:

Шла кукушка мимо сада,
Поклевала всю рассаду... —

потом:

Ягодка —
Малинка,
Медок —
Сахарок...—

и вы ясно почувствуете, что каждый считальный стишок имеет свое звучание, свой размер. Услышать ритмический рисунок считалки и подчиниться ему — умение не из легких. Оно приобретается детьми только в игре. Чем азартнее игра, чем желаннее для ребенка быть избранным, тем острее дети вслушиваются в ритм считалки, тем строже соблюдают правила объективной справедливости.

А вот литературные авторские считалки предназначены большей частью для чтения (рассказывания), а не для расчета. Они предлагают и ребенку, и взрослому интеллектуальную игру — узнать в авторской считалке ее народный прообраз, уловить черты сходства и различия, увидеть обыгрыш, лукавство, иронию автора в моменты притяжения и отталкивания от фольклорного образца.

Авторская считалка всегда остросюжетна, динамична, полна сменяющих друг друга ярких картинок и этим напоминает потешку, перевертыш. Задача поэта — увлечь ребенка действием настолько, чтобы ему захотелось самому “дописывать” строчку, предугадывать, что будет дальше. А талант мастера в том, чтобы ребенок (и взрослый) постоянно ошибался и радовался своей ошибке, ибо поэт придумал интереснее, остроумнее, веселее.

Считалки Вадима Левина тому наглядный пример. Счет ведется... от лица пышки: “Раз, два, три, четыре. Сосчитаем дыры в сыре”,— предлагает поэт как будто бы серьезный разговор о качестве продукта. “Если в сыре много дыр, значит, вкусным будет сыр”— это естественно и об этом знает каждый ребенок.

И вдруг неожиданный поворот: “Если в нем одна дыра, значит (думаете, что сыр плохой? Не тут-то было), вкусным был вчера”, т. е. мышка его уже съела. Одна дыра — это не счет, а отсутствие предмета, где слово одна (один) означает не число, а только — “если в нем только дыра...”.

Подобная игра смыслов в считалке для кошки. Это почти традиционный зачин.

Раз, два, три,
Четыре, пять.
Кошка учится считать…

Потихоньку,
Понемножку
Прибавляет...

(что же прибавляет: к цифре цифру, как в первой строчке? Совсем не так!)

К мышке
Кошку.

Как хорошо это можно представить: вся напружинилась, изготовилась — прыжок! — и ребенок замер от ужаса.

Получается ответ:
“Кошка —
Есть,
А мышки —
Нет!”

Какое счастье, что все так хорошо кончилось — мышка убежала!

Стихотворение Алана Милна “Королевская считалка” (перевод М. Бородицкой) уже в самом названии содержит обыгрыш: королевская — принадлежащая королю, королевская — самая лучшая, превосходная. В этой считалке продолжается наше знакомство с тем самым королем, что не хотел заменить бутерброд мармеладом. Помните, как он вскочил с постели, для скорости съехал по перилам (и все-таки не забыл вымыть руки!), когда узнал, что на завтрак его ждет кусочек хлеба с кусочком свежего сливочного масла. Но этот король не всегда был так удачлив в жизни; и его подстерегали огорчения и неприятности:

Если день случался грустный,
Или ужин был невкусный,
Или нужно было выпить
Очень горький порошок...
...Или вдруг за спинку трона
С шумом падала корона
И корону приходилось
Алебардой доставать...

Если вы хорошо усвоили ритмические уроки считалки, вы не только умом поймете, но почувствуете всем существом, как нарастает раздражение короля, как усиливается его негодование, как лавина неприятностей смешивает в один ком служебные дела, семейные неурядицы, личные обиды и огорчения. Поистине драматическая ситуация, из которой спасает короля только считалка-выручалка:

Шестью шесть —
Тридцать шесть,
Разделить на восемь,
Два в остатке,
Три в уме,
Единицу сносим...

Стишок действительно обладает волшебными свойствами. Он как бы “заговаривает” самые сильные обиды явной, но такой забавной нелепостью: арифметические действия умножения и деления в результате дают “ватрушку с чаем”. Тяжесть ушла, осталось хорошее расположение духа... нет, не только у короля, главное — у читателя.