Реальность и фантазия


Фольклорная п р и б а у т к а — небольшое стихотворение из двух — четырех, редко восьми строчек. Это красочные, яркие словесные картинки, составляющие мир повседневных впечатлений ребенка: все то, что окружает его в доме, во дворе, на улице. Предметы домашнего обихода и хозяйства, работы по дому, двору и в поле обрисованы предельно кратко, только в главных определяющих чертах:

Ай, качи-качи-качи,
Пекла баба калачи...

* * *

Ножки, ножки,
Куда вы бежите?
— В лесок по мошок:
Избушку мшить,
Чтоб не холодно жить.

* * *

Ай да квас!
С медком.
С ледком!
И густой,
И забористый!

Домашние животные и птицы (петух, курица, утки, гуси, козел, коза, кот, собака), даже насекомые (комары, мухи и тараканы), нх повадки, внешний вид — все является предметом внимания. Ко всему живому — уважительное отношение, ласковое слово, доброе прозвище: котишко-мурлышко, курочка-рябушка, гуля-голубок, паучок — тоненькие ножки.
Прибаутки лишены описательности в нравоучения. Слово в них передает звук, движение, цвет, объем и даже вкус. Во многих прибаутках предметы и действия как бы смещены относительно реальности, немного необычны, чуть-чуть нелепы:

* * *

У нас в Рязани
Грибы с глазами!
Их едят,
А они глядят.

* * *

— Куда, заинька, бежишь?
Куда, серенький, спешишь?
— К медведю на свадьбу.
Медведь-то мне дядя.
А медведица—тетка.

Прибаутка предлагает детям увидеть смешное в жизни и научиться смешное передавать в слове. Юмор нелепых положений, вопросов, предложений и предположений — стихия этих стишков и песенок. При этом прибаутка сохраняет серьезную интонацию, предоставляя возможность слушателю самому разобраться, смешно ему или нет. Вот свинка Ненила хвалит сыночка, а перечисляет самые обычные качества. А мастер сбил колесо так “ловко”, что оно тут же рассыпалось. Вот Фома выбрал курицу в качестве средства передвижения, а Тимошка решил прокатиться на кошке. Ребенок может посмеяться, порадоваться, обнаружив нелепость или несоответствие.

Такую же воображаемую игру в необычность ситуаций, действий, поступков, вопросов, интонаций предлагают ребенку детские поэты в шуточных стихотворениях. В прозаических, привычных, казалось бы, знакомых и неинтересных предметах и явлениях поэты способны увидеть необычное, удивительное.

Они приглашают ребенка порадоваться и удивиться вместе с ними, если, конечно, ребенок разгадает тайну стиха, словесные и смысловые проделки автора.

Если вы подумаете, что в стихотворении Д. Хармса “Веселый старичок” смешны невероятные рулады, трижды звучащие на новый лад, вы только улыбнетесь. А вот смеяться и радоваться смеху вы начнете тогда, когда увидите, что буквально каждый поступок старичка нелеп и каждое слово в строке противоречит смыслу. Например, увидев паука, старичок пугается, а в результате испуга—смеется. Вид стрекозы вызывает в нем гнев, следствием чего является неожиданный и невероятный по силе смех (повалился на траву). Почему старичок называется “веселым”? Просто потому, что смеется по любому поводу.

Значит, в этом стихотворении “веселый”— это смеющийся без причины или вопреки причине. Само название стихотворения нелепо по отношению к его смыслу. Поэт смеется не только над своим незадачливым героем, но и над столь же незадачливым читателем.

В стихотворении того же автора “Удивительная кошка” еще более сложная интеллектуальная игра в нелепость предложения и его реальные последствия.

Поэт предлагает в качестве чудодейственного лекарства для порезанной кошкиной лапы — воздушные шарики. Рецепт неожиданный, нелепый, но такой заманчивый для ребенка: шарики способны заменить йод, зеленку и другие лекарства.

Действительно, воздушные шарики, привязанные к порезанной лапе, держат ее на весу, предохраняют от грязи и боли. Но если посмотреть на получившуюся картинку со стороны, можно, как говорится, умереть со смеху. Каким нужно обладать воображением, чтобы представить событие в лицах, красках, шуме, крике и найти для обозначения происшествия всего несколько слов: “А кошка отчасти идет по дороге, отчасти по воздуху плавно летит”.

Один из любимых поэтами приемов—использование переносного значения слова в буквальном его понимании. На этой игре построено стихотворение М. Бородицкой “Убежало молоко”. Ребенку предлагается пофантазировать на тему о том, что произойдет, если молоко “убежит” не из кастрюли, а из кухни, квартиры, дома. Шалость пройдохи-беглеца передана поэтом в нагромождении глаголов-действий: убежало, скатилось, пустилось, потекло, обошло, проскочило, подмочило, угостило, разогрелось, летело, пыхтело. Молоко убежало еще сырым и холодным, пока мчалось туда — разогрелось, а пока домчалось назад — уже закипело. Хозяйка подоспела как раз вовремя, чтобы снять кастрюлю с плиты.

Ян Бжехва в стихотворении “Муха-чистюха” обыгрывает два слова, хорошо известных детям — чистюха и купаться. Купаются в чистой воде, озере, реке, бассейне, ванной. Муха купалась в варенье, подливке, наливке, простокваше, компоте, манной каше и т. д. Ситуация заведомо нелепая, но чрезвычайно знакомая ребенку. Надоедливую муху стоит отгонять от каши, варенья, подливки и пр. Но, может быть, это вовсе и не муха, а сам ребенок, вымазанный то вареньем, то соусом, то кашей, но всегда уверенный в своей чистоте?