Несообразная сообразность



Народные з а г а д к и — важный жанр детской литературы, овладение которым способствует умственному развитию ребенка. Все, что раньше было для него предметом знакомства и стороннего наблюдения, что составляло фон, обстановку, пространство его жизни, теперь выступает предметом загадывания. Для загадки нет мелочей, нет ничего неинтересного или недостойного. Небесные светила и явления природы (солнце, луна, звезды, радуга, мороз), предметы домашнего обихода (печь, веник, кадка, ведро, ухват, веревка), разные формы и орудия труда (молотьба, косьба, топор, пила, гвоздь, ножницы) составляют основное содержание загадок.

Играя в загадки, ребенок как бы сдает экзамен на знание и сообразительность. Хорошо ли он познакомился с окружающим миром? Знает ли он признаки, качества, свойства предметов и явлений?

Загадка — игра в узнавание, отгадывание, разоблачение того, что спрятано и скрыто, что представлено в ином образе, ином качестве. И это нечто нужно не просто узнать, нужно до-гадаться, от-гадать. Доля гаданий, т. е. сверхусилия, озарения, в этой игре значительна, в ней заключена ее захватывающая прелесть.

Старинная народная загадка не описывает предмет, не сравнивает его с похожими, а замещает иным, предлагает вместо одного—другое. Например, в загадке про муравья вовсе не будут перечисляться признаки насекомого, а просто прозвучит:

Пришли мужички без топоров,
Срубили избу без углов.

А про паука сказано так:

Серый маленький Денис
На веревочке повис.

Конечно, детям отгадать такую загадку не только сложно, но просто невозможно. Да этого и не требуется. Помучив ребенка загадкой, взрослый тут же назовет отгадку. Достаточно, ее запомнить, чтобы не попасть впросак в следующий раз. И еще сообразить, что же общего у загадки с отгадкой. Поэтому эта пара, загадка-отгадка, всегда вместе. Отгадка часто рифмуется с загадкой: “Кто в избе рогат? (Ухват)”, “Что в нзбе гадко? (Кадка)”. Многие загадки современные дети и даже взрослые отгадать не могут, так как ушли из жизни вещи, формы и орудия труда, бывшие предметом загадывания: кочерга, телега, коромысло, уздечка, седло и т. д. Но даже тот, кто
много раз наблюдал за каким-либо явлением, но не слышал загадки по этому, поводу, не всегда догадается.

Можно перебрать в уме все что угодно в поисках ответа на загадку “Белы хоромы, красны подпоры”, но так и не сообразить, что это “гусь”. Однако, узнав отгадку, нельзя не удивиться, не восхититься ее меткостью и краткостью.
Фантастичность образа в загадке совсем иная, чем в прибаутках, нелепицах, считалках. Если в последних предмету могли быть приписаны любые качества, то в загадке перечислены только такие, которые свойственны отгадке. Фантазия, необычность нужны загадке, чтобы слушатель задумался, обратил свое внимание на предмет или явление.

Образность, неожиданность сопоставления, нестандартность мышления — этому учат ребенка загадки. Они сближают далекое с близким, неизвестное со знакомым, неведомое с привычным. Загадка — необходимый атрибут волшебных сказок. Образами народных загадок пронизана русская поэзия. Знание загадок не только развивает память, но воспитывает поэтическое чувство, подготавливает ребенка к восприятию классической литературы.

Многие детские поэты сочиняют загадки, следуя народным образцам. Авторские загадки легче отгадываются. Предметы и явления в них знакомы детям, взяты из современной жизни. Это паровоз, пароход, велосипед, очки, водопровод, фонтан, мяч, карандаш и т. д. В то же время авторские загадки по-новому обыгрывают предметы, излюбленные народной поэзией. Например, народная загадка о печке, огне и дыме:

Мать толста,
Дочь красна,
Сын — бес,
Долетел до небес —

пересказана Е. Благининой так:

Наша толстая Федора
Наедается не скоро.
Но зато, когда сыта,
От Федоры — теплота!

У С. Маршака есть две загадки о часах. В одной он полностью использовал народный образ: “Идут, идут, а с места не сойдут”, но конкретизировал время действия и прибавил стишок-подсказку:

Мы ходим ночью,
Ходим днем,
Но никуда
Мы не уйдем.

Мы бьем исправно
Каждый час.
А вы, друзья,
Не бейте нас!

Совсем иной, удивительно точный образ создан в другой загадке С. Маршака о часах:

За стеклянной дверцей
Бьется чье-то сердце...

По правилам народной загадки тут нужно поставить точку, но у авторской поэзии свои правила. Поэт не может вынести мучений ребенка над отгадкой, поэтому и подсказывает:

...Бьется чье-то сердце —
Тихо так,
Тихо так.

Замечательная подсказка — звукоподражание — раскрывает секреты других поэтических подсказок. Поэты используют все приемы словесной игры, чтобы помочь ребенку самому догадаться, о чем идет речь.
Одна из любимых форм подсказки — рифма. Последнее слово в стишке-загадке — это отгадка. Срифмовав свою догадку с предыдущей строчкой, ребенок легко находит ответ. Например:

Мимо рощи, мимо яра
Мчит без дыма, мчит без пара
Паровозова сестричка.
Кто такая?
…………!
(Электричка)

Игра в отгадывание предмета превращается в новую игру — отгадывание рифмы. В стихотворении Джона Чиарди “Об удивительных птицах” описаны правила игры, по которым предметом угадывания становится сама рифма:

Я буду
Доставать слова,
Ты должен
РИФМОВАТЬ.
Достал он слово КОЧКА,
А я ответил: БОЧКА,
И СТРОЧКА, и СОРОЧКА...

Стихотворение К. Чуковского “Скрюченная песня” первоначально было придумано как игра в рифму:

Жил на свете человек
Скрюченные ножки,
И гулял он целый век
По скрюченной...
(дорожке)

Эту игру можно использовать при чтении любого стихотворения, развивая слух и внимание ребенка к звучащему слову, ритму и смыслу стиха.

Поэты любят не просто загадки, а озорные, каверзные вопросы, перевертыши, путаницу. Чаще всего они предлагают ребенку среди нагромождения явной чепухи и нелепости отыскать правильный ответ. Так, Гиви Чичинадзе спрашивает:

Шерсть смотали мы в моток,
Выйдет шелковый платок.
Отвечайте,
ПРАВДА ЛИ?

Или:

Любит кошка на обед
Виноград и винегрет.
Отвечайте,
ПРАВДА ЛИ?

Очень давно поэт Саша Черный и в шутку и всерьез спросил: “Кто храбрее всех на свете?” Хорошо, что он сам отверг правильный ответ “лев” и объяснил, что храбрее всех — “мышь”, иначе бы нам никогда об этом не догадаться.

Современный поэт Игорь Мазнин задает самый, казалось бы, разумный вопрос: “Почему киты молчат (действительно, почему?), хоть имеют киты Преогромные рты?” И дает на него неожиданный ответ:

Потому, что киты
В рот набрали воды!

Иронический, двусмысленный оттенок возникает из обыгрыша всем известной пословицы: “Набрать в рот воды”—значит “замолчать”. Такое объяснение по отношению к киту — явная чепуха и в то же время — действительный факт из жизни этих гигантских молчунов.

Читая авторскую загадку, держите ухо востро: простой вопрос часто содержит непредвиденный ответ.