Молекула поэзии


Что такое скороговорка, кажется само собой очевидным. С к о р о г о в о р к а — веселая и безобидная игра в быстрое повторение труднопроизносимых стишков и фраз. Так пишет знаток детского фольклора В. П. Аникин.
Попробуем быстро, с лета несколько раз повторить:

Идут бобры во сыры боры,
Идут бобры во сыры боры,

Или:

Отвори, Увар, ворота,
У двора на траве дрова.

Или:

Колотил Клим в один блин клин.

Ну что, получилось? Не тут-то было! Вся прелесть скороговорки в том, что с первого раза ее ни за что не проговоришь. Ведь по правилам игры скороговорку не читают, а повторяют со слуха, что значительно труднее.

Попытайтесь повторить: “У двора на траве дрова”,— и вы убедитесь, что скороговорка не дается. Вас “дразнят” повторяющиеся сочетания согласных: дв, тр, др, которые трижды меняются местами: сначала дв — р, затем тр — в, затем др — в. Таким образом, игра заключается не только в подборе труднопроизносимых звукосочетаний, но в путанице, в постоянной перестановке звуков и созвучий, которые как бы бегут по фразе от начала к концу, повторяя друг друга и в чем-то меняясь.

Вот еще пример. Трудность одной из самых известных скороговорок: “Архип осип, Осип охрип”— в зеркальном повторении двух почти одинаковых слов. Второе и третье слова состоят из одних и тех же звуков, разница лишь в ударении: в глаголе осип оно на втором слоге, в имени Осип — на первом. В первом и последнем словах при полном совпадении их звукового состава происходит перестановка согласных звуков: рх — п и хр — п.
Все это и создает прихотливый рисунок звукового движения.

У каждой скороговорки своя игра звуков и слов. Они не повторяются, в этом их секрет и обаяние. Недаром в народе говорится: “Всех скороговорок не переговоришь и не перевыговоришь”.

Есть скороговорни, где нужно быстро повторить слово, составленное из нескольких слов или из одного корня и нескольких приставок и суффиксов:

Дровоколорубы
Рубили дубы.

Или:

Столы белодубовые,
Гладкотесовыструганные.

Или:

Стоит копна с подприкопеночком,
А под копной перепелка с перепеленочком.

Это и полезные грамматические упражнения, тренирующие ребенка в правильном, осмысленном употреблении частей речи и частей слова, и одновременно — баловство, любимая игра в словотворчество.

Чтобы запомнить место слова в строке и его правильное произношение, нельзя не задуматься над удивительным свойством языка одними и теми же звуками передавать разный смысл. Попробуйте вместе с ребенком разобраться, где коса, где косой и кто из них косит, а кто косит в такой скороговорке:

Не хочет косой косить косой,
Говорит: “Коса коса”.

Даже совсем простенький стишок: “Пошла Поля полоть в поле” — задает ребенку сложную умственную задачу. Задолго до того, как учитель в школе станет объяснять значение падежных окончаний, временных глагольных форм, нарицательных и собственных имен существительных, ребенок в дошкольном возрасте в игре и через игру усваивает сложнейшие смысловые оттенки языка, его структурные единицы.

Что же помогает ребенку справиться со всеми трудностями, загадками, подвохами скороговорки? Прежде всего ее смысловая организация. В отличие от нелепиц, перевертышей, считалок в скороговорке нет “чепухи”, нет абсурдных словосочетаний. Скороговорка чаще всего представляет картинку знакомых реалий повседневного быта. Каждое действие, указание, определение в скороговорке имеет смысл:

Променяла Прасковья карася
На три пары полосатых поросят.
Побежали поросята по росе,
Простудились поросята, да не все.

Или:

Тимошка Трошке крошит в окрошку крошки.

Или:

У Сени и Сани в сетях сом с усами.

Следующая удивительная особенность скороговорок — ее сложная ритмика.
Каждый звук, звукосочетание и слово в скороговорке подчиняются ритму и создают ритм. Почти любую скороговорку можно записать как двустишие или четверостишие:

Шесть мышат
В камыше шуршат.

Или:

От топота копыт
Пыль по полю летит.

Литературная скороговорка усложняет задачу не столько произнесения стиха, сколько его автоматического запоминания. Путаница и неразбериха происходят не только в звуковых сближениях, но в сюжете, зачастую использующем приемы перевертыша.

Виртуоз словесной игры Д. Хармс предлагает задачу повышенное сложности. Его скороговорка “Иван Топорышкин” — это перевертыш в квадрате и кубе, если можно так выразиться. Нелепость установочного четверостишия:

Иван Топорышкин пошел на охоту,
С ним пудель (?) пошел, перепрыгнув забор (?)...—

усугубляется бессмысленной, но синтактически безукоризненной перестановкой членов предложения внутри фразы. Оставляя неизменным набор слов четверостишии, поэт дважды как бы механически соединяет их в новом порядке, добиваясь полного нарушения смысловых связей.

...С ним пудель вприпрыжку пошел, как топор.

Или:

А пудель в реке перепрыгнул забор...

Запомнить получившуюся чепуху практически невозможно.

И. Токмакова придумала историю с простудой кашалота, в результате которой он вынужден был поменяться с китом профессией. Игра скороговорки в том, что обе профессии “кашевар” и “кашеед” созвучны только слову кашалот и не созвучны слову кит. Поэтому ребенку сложно запомнить, в каком состоянии (здоровом или больном) кашалот был кашеваром, а в каком — кашеедом.

Григор Витез в стихотворении “Петух Будидень и ленивый Радо” (перевод И. Токмаковой) предлагает на первый взгляд простую игру. Нужно догадаться, как образованы прозвища: петух — Будидень, вол — Везителегу, портной — Шейштанишки, шофер — Эйпотише и т. д. Но тут опять препятствие — прозвища следует запомнить в том порядке, в каком будит обитателей села по утрам петух.

В “Птичьих скороговорках” М. Бородицкой полностью используются созвучия слов для звукоподражания крику и щебету птиц:

Грачиха говорит грачу:
“Слетай с грачатами к врачу,
Прививки делать им пора
Для укрепления пера!”

И все-таки среди детских поэтов скороговорки менее популярны, чем перевертыши, шутки, дразнилки. Потому что сам принцип скороговорки составляет глубинный закон поэзии, и детской, и взрослой. Звуковые сближения, повторы, звукопись и звуковые ассоциации, то, что в науке о стихе называется ассонансом, консонансом, диссонансом, аллитерацией, уходят своими корнями в народную скороговорку.

Все талантливые детские поэты в своих стихах используют законы скороговорки. Убедитесь в этом сами, листая страницы этой книги.