Литературные считалки


УБАЙД РАДЖАБ

Считалочка



Кто
Съел
Алычу?
Я не ел — и молчу.
Ты не ел
Алычи.
И ты молчи.
Алыча неспелая...

И никто не ел ее.
А кто съел ее,
Кислую,
Неспелую,
Косточку проглотил,
Тот
Давно
Не водил.


ЕЛЕНА БЛАГИНИНА

Петушок,
Петушок,
Покажи свой
Кожушок!

Кожушок
Горит огнем.
Сколько
Перышек

На нем?
Раз-два-три-четыре-пять,
Невозможно
Сосчитать!

* * *

Наша Маша
Рано встала,
Кукол всех
Пересчитала:
Две Матрешки
На окошке,
Две Аринки

На перинке,
Две Танюшки
На подушке,
А Петрушка
В колпачке
На дубовом
Сундучке!


СЕРГЕЙ МИХАЛКОВ

Котята


Вы послушайте, ребята,
Я хочу вам рассказать:
Родились у нас котята —
Их по счету ровно пять.

Мы решали, мы гадали:
Как же нам котят назвать?
Наконец мы их назвали:
РАЗ, ДВА, ТРИ, ЧЕТЫРЕ, ПЯТЬ.

РАЗ — котенок самый белый,
ДВА — котенок самый смелый,
ТРИ — котенок самый умный,
А ЧЕТЫРЕ — самый шумный,
ПЯТЬ похож на ТРИ и ДВА —
Те же хвост и голова,
То же пятнышко на спинке,
Так же спит весь день в корзинке.

Хороши у нас котята —
РАЗ, ДВА, ТРИ, ЧЕТЫРЕ, ПЯТЫ
Заходите к нам, ребята,
Посмотреть и посчитать.


МАРИНА БОРОДИЦКАЯ

Щи-талочка


Чищу овощи для щей.
Сколько нужно овощей?
Три картошки, две морковки,
Луку полторы головки,
Да петрушки корешок,

Да капустный кочешок.
Потеснись-ка ты, капуста,
От тебя в кастрюле густо!
Раз-два-три, огонь зажжен —
Кочерыжка, выйди вон!


ВАЛЕНТИН БЕРЕСТОВ

Ночная считалка

Раз-два-три-четыре-пять!
Шесть-семь-восемь-девять-десять
Надо, надо, надо спать
И не надо куролесить.
Кто не спит, тот выйдет вон.
Кто уснул, увидит
Сон.


ЭДУАРД УСПЕНСКИЙ

Тигр вышел погулять


Раз, два, три, четыре, пять,
Вышел тигр погулять.
Запереть его забыли,
Раз, два, три, четыре, пять.

Он по улицам идет,
Ни к кому не пристает,
Но от тигра почему-то
Разбегается народ.

Кто на дерево забрался,
Кто укрылся за ларек,
Кто на крыше оказался,
Кто забрался в водосток.

А на елке, как игрушки,
Разместились две старушки.
Опустел весь город мигом —
Ведь опасны шутки с тигром.

Видит тигр — город пуст.
“Дай-ка,— думает,— вернусь.
В зоопарке веселей,
Там всегда полно людей!”


ВАДИМ ЛЕВИН

Считалка для мышки


Раз, два,
Три, четыре.
Сосчитаем
Дыры в сыре.
Если в сыре
Много
Дыр,
Значит,

Вкусным будет сыр.
Если в нем
Одна
Дыра,
Значит, вкусным
Был
Вчера.


Вторая считалочка для кошки

Раз, два, три,
Четыре, пять.
Кошка
учится
считать.
Потихоньку,
Понемножку
Прибавляет
К мышке
Кошку.
Получается ответ:
“Кошка —
Есть,
А мышки —
Нет!”


НАТАЛЬЯ КОНЧАЛОВСКАЯ

Стоит коза,
Голосит коза:
— Ой, беда, беда, беда!
Разбежались кто куда
Семеро козлят!

Один — в лесок,
А другой — за стог,
А третий козленок
Спрятался в бочонок!
А сколько козлят
В избушке сидят?

* * *

Посадила бабка в печь
Пирожки с капустой печь,
Для Наташи, Коли, Вовы
Пирожки уже готовы.
Да еще один пирог
Кот под лавку уволок.
Да в печи — четыре штуки.
Пироги считают внуки.
Если можешь, помоги
Сосчитать пироги!

* * *

Сидят рыбаки,
Стерегут поплавки.
Рыбак Корней
Поймал трех окуней.
Рыбак Евсей—
Четырех карасей,
А рыбак Михаил
Двух сомов изловил.
Сколько рыб рыбаки
Натаскали с реки?


КАЛЬЕ КАНГУР

Сороконожка


Муж-сороконожка
Собирался в гости,
Но, взглянув в окошко,
Сморщился от злости:

На дворе закапал дождь.,
А день-то был хороший!
Как на улицу пойдешь?
Напяливай калоши!

Просит: “Выручай, жена,
Знаю, глаз твой зорок.
Где калоши? Здесь одна,
А нужны все сорок!”

Жена -сороконожка
В угол заползла
И тридцать две калоши
Ему приволокла.

Муж одну, другую ножку
Обувает понемножку,
Отдувается, ворчит,
По полу ногой стучит.

Лезет под кровать жена:
Тридцать пятая нужна!
— И за что мне столько мук?
На, держи еще пять штук!

Муж-сороконожка
И сам уже устал.
Опять взглянул в окошко —
А дождик перестал!

Швырять он стал калоши
То в угол, то под стол.
Обиделся на дождик
И в гости не пошел.


ВЕРА ИНБЕР

Сороконожки


У Сороконожки
Народились крошки.
Что за восхищенье,
Радость без конца!

Дети эти — прямо
Вылитая мама:
То же выраженье
Милого лица.

И стоит пригожий
Дом сороконожий,
Сушатся пеленки,
Жарится пирог.

И стоят в порядке
Тридцать три кроватки:
В каждой по ребенку,
В каждой сорок ног.

Папа с ними в дружбе.
Целый день на службе,
А когда вернется
В теплый уголок,

Все играют в прятки,
В куклы и лошадки,
Весело смеется
Сам Сороконог.

Все растет на свете —
Выросли и дети.
Носится орава
С самого утра.

Мать Сороконожка,
Погрустив немножко,
Говорит: “Пора вам
В школу, детвора”.

Но ходить по школам
Невозможно голым;
Согласился с этим
Папа: “Ну и что ж?”

Мама же сказала:
“Сосчитай сначала,
Сколько нашим детям
Надобно калош”.

Для такой работы
Папа вынул счеты.
“Тише, дети, тише!”
Папа снял сюртук.

Если каждой ножке
Нужно по калошке,
То для всех детишек
Сколько ж это штук?

Тридцать три на сорок —
Сосчитать не скоро.
Это надо множить,
Это долгий труд.

Захирела печка,
Догорела свечка,—
Папа с мамой тоже
Сразу не сочтут.

А когда же солнце
Глянуло в оконце,
Захотелось чаю,
Но сказала мать:

“Слишком много ножек
У сороконожек,
Я изнемогаю!”
И пошла гулять.

Видит —в луже тихо
Дремлет аистиха,
Рядом — аистенок
На одной ноге.

Мать сказала плача:
“Аистам удача,—
Вот какой ребенок
Нужен был бы мне!

Слишком много ножек
У сороконожек.
Ноги — это гадость,
Если много ног.

Аист —он хороший,
Он одной калошей,
Мамочке на радость,
Обойтись бы мог”.


МОРИС КАРЕМ

Кто как считает


— Я всех умней! — кричит петух.—
Умею я считать до двух!

— Подумаешь! — ворчит хорек.—
А я могу до четырех!
— Я — до шести! — воскликнул жук.
— Я — до восьми! — шепнул паук.

Тут подползла сороконожка:
— Я, кажется, умней немножко
Жука и даже паука —
Считаю я до сорока!
— Ах, ужас! — ужаснулся уж.—
Ведь я ж не глуп. Но почему ж
Нет у меня ни рук, ни ног,
А то и я считать бы мог!

А у меня
Есть карандаш.
Ему что хочешь, то задашь.
Одной ногой умножит,
Сложит.
Все в мире сосчитать он может!


АЛАН МИЛН

Королевская считалка


Встарь в одной стране восточной
(Где — я не припомню точно)
Жил король, на память знавший
Замечательный стишок.
Если день случался грустный,
Или ужин был невкусный,
Или нужно было выпить
Очень горький порошок;
Если он грозы пугался,
В тронной речи ошибался
Или больно ушибался,
Поскользнувшись на катке;
Если он пыхтел от злости,
Что опаздывают гости,
Или попадались кости
В королевском пирожке;
И когда стреляло в ухе,
И когда кусали мухи,
И даров никто не вез,—
Чтоб забыть про огорченья
И повысить настроенье,
Он шептал себе под нос:
— Шестью шесть —
Тридцать шесть,
Разделить на восемь,
Два в остатке,
Три в уме,
Единицу сносим;
Шесть прибавить,
Семь отнять,
Что же получаем?
Пятью пять —
Двадцать пять
И ватрушку с чаем!
Если вдруг в разгар Совета,
В нарушенье этикета,
Главный королевский канцлер
Начинал вовсю зевать
Или вдруг за спинку трона
С шумом падала корона
И корону приходилось
Алебардой доставать;
И когда какао стыло,
И глаза щипало мыло...
Или брызгали чернила
В иностранного посла;
И когда король в субботу
Не поехал на охоту,
Потому что королева
Ружья в чистку отнесла,—
Словом, если удручали
Всевозможные печали
И сердил любой пустяк,
Каждый раз, как выручалку,
Повторял король считалку
И шептал при этом так:
— Шестью шесть —
Тридцать шесть,
Разделить на восемь,
Два в остатке,
Три в уме,
Единицу сносим;
Шесть прибавить,
Семь отнять,
Что же получаем?
Пятью пять —
Двадцать пять
И ватрушку с чаем!


ИРИНА ТОКМАКОВА

Сколько?

Живет в зоопарке печальный жираф.
Вот если б поблизости был телеграф,
Тогда бы он по телеграфу
Из Африки вызвал жирафу.
Дают ему листья — сплошной витамин,
Но скучно ему, он —
ОДИН.

Живут в зоопарке тюлени-пловцы,
Тюлени похожи, они близнецы.
Как станут резвиться, ныряя,
Подумаешь — целая стая:
Спина — голова,
Спина — голова...
А их в самом деле —
ДВА.

Живет в зоопарке семейка макак,
Спокойно сидеть не желают никак.
Как жаль, что бывают на свете
Макакообразные дети!..
Попробуй таких шалунов усмири,
Хотя их немного —
ТРИ.

Живут в зоопарке гривастые львы,
Им стыдно косматой своей головы,
Что ж делать, когда парикмахер
От них убегает в страхе?
Ведь нету зверей в целом мире
Страшнее, чем эти
ЧЕТЫРЕ.

Живут в зоопарке лесные ежи,
Ты сам их не трогай и всем расскажи,
Что лучше от всякого злюки
Держать за спиною руки.
Их гладить не надо, а лучше считать,
Их с папой и мамой —
ПЯТЬ.

Живет в зоопарке двугорбый верблюд.
Верблюды не просят изысканных блюд,
Не клянчат ситро и тянучки,
Верблюды едят колючки.
В пустыне подолгу могут не есть.
Здесь кушают сено все
ШЕСТЬ.

Живет в зоопарке злодейка змея,
И с нею змеиная злая семья,
И все называются кобрами,
И все притворяются добрыми.
Ты змеям не верь. Я не понял совсем,
Зачем их так много —
СЕМЬ.

Живут в зоопарке речные бобры,
И где только прячут они топоры?
Я слышал, бобры — строители,
И дети бобров, и родители.
Пойдем у кого-нибудь спросим,
Как строят дома эти
ВОСЕМЬ.

Живет в зоопарке чистюля-енот,
Немытую пищу он в рот не берет.
А это — енотовы дети,
Сейчас им дадут по конфете.
Глядите: конфеты и те ведь
Полощут в корыте все
ДЕВЯТЬ.

Живут в зоопарке павлины-друзья.
И есть у павлинов забота одна:
Павлинам ужасно обидно —
Самим-то хвостов не видно!
Им зеркало надо повесить.
Об этом мечтают все
ДЕСЯТЬ.

Живут в зоопарке, как будто свои,
Синицы, и голуби, и воробьи.
Все прыгают с ветки на ветку,
Для них не построили клетку:
Стеречь их не нужно строго,
Их очень и очень
МНОГО.


ДАНИИЛ ХАРМС

Миллион


Шел по улице отряд —
сорок мальчиков подряд:
раз, два, три,
четыре,
и четырежды
четыре,
и четыре
на четыре,
и еще потом четыре.
В переулке шел отряд —
сорок девочек подряд:
раз, два,
три, четыре,
и четырежды
четыре,
и четыре
на четыре,
и еще потом четыре.
Да как встретилися вдруг —
стало восемьдесят вдруг!
Раз, два, три,
четыре,
и четыре
на четыре,
на четырнадцать четыре,
и еще потом четыре.
А на площадь
повернули,
а на площади стоит
не компания,
не рота,
не толпа,
не батальон,
и не сорок,
и не сотня,
а почти что
МИЛЛИОН!
Раз, два, три, четыре
и четырежды
четыре,
сто четыре
на четыре,
полтораста
на четыре,
двести тысяч на четыре!
И еще потом четыре! Все!